Просветительская и педагогическая деятельность преподобного Сергия Радонежского

Игумен Даниил (Ишматов). Богословский факультет Белградского Университета, 2007 год. Издательство: Институт русской цивилизации, 2010 г.

Данная работа имеет целью проследить развитие (теоретическая и практическая база исследуемого явления), достижение совершенства и передачу накопленного мистического опыта христианским святым — преподобным Сергием Радонежским. Оценить и проанализировать его вклад в развитие русской веры и русской святости в аспекте педагогической  и просветительской (как педагогики в более широком смысле) деятельности. Проследить связи и влияние традиций преподобного Сергия в современной Русской Церкви.

Просветительскую деятельность Церкви не следует понимать в интерпретации позднейшего времени, вкладывающего в это понятие накопление суммы знаний. Учение о нетварном свете, разработанное  в восточно-христианском богословии, всегда разделяло понятия света физического и Света духовного. «Бог есть Свет неприступный, — писал свт. Григорий Богослов. Он непрерывен, не начинался, не прекратится; Он неизменяем и трисиятелен» (Григорий Богослов 1994: 1, 656). Принципиальность верного понимания природы Божественного Света, в частности, Света Преображенского или Фаворского, особенно ярко проявилась в эпоху исихазма. Это «Свет сверхприродный и сверхсущностный и отличается от всего сущего в мире, — просто бытие в собственном смысле, таинственно вобравшее в себя всякое бытие» (св. Григорий Палама 1995 : 83-84). Природный свет является лишь слабым подобием, иконообразом нетварного и творческого Божественного Света.

Слово «святой» в русском языке происходит от слова «свет». Святой – это человек, просвященный Божественным Светом, человек исполненный Света, человек, способный излучать этот нетварный Свет. Антиподом такого истинного Просвещения стало «просвещение» XVIII века, которое сами просветители свели к свободе атеистического воспитания. Это была трагичная подмена, поскольку символом неверия всегда была тьма, а не свет. Подобная подмена была совершена и в понимании образования. Христианское образование не получение и накопление человечеством теоретических и практических знаний, а пре-образ-ование, пре-ображение (от слова «образ») души человеческой, восстановление и высветление в ней образа Божия, затемненного грехом. Поистине просвещенный, поистине образ-ованный человек – это святой, ибо именно в святом образ Божий, образ Христа сияет во всей своей чистоте и полноте. Поэтому всякий святой — Просветитель.

Известный во всем христианском мире святой православной Руси преподобный Сергий Радонежский, стяжавший всенародное почитание и любовь, издавна привлекал к себе внимание многочисленных исследователей. Он оставил после себя огромную плеяду учеников, деятельность которых и учение, до сих пор существенным образом влияют на тип русской духовности. Феномен святости Сергия Радонежского выходит далеко за пределы национального благочестия.

Просветительство предполагает распространение Света Христовой Истины во всей вселенной, среди всех народов. В этом смысле просветительство вплотную сопрягается с миссионерской деятельностью Церкви. Просвещение Светом Христовым наиболее способных к восприятию этого Света учеников составляет педагогическую деятельность Церкви. Поэтому деление церковной деятельности имеет достаточно условный характер.

Воспитание святого процесс планомерный и заложен глубоко в мистической традиции Восточного христианства.

Кто не стремится познать Бога прежде рационально, утверждает учение ареопагитиков, — для того невозможно и мистическое постижение. Последнее есть результат ясного сознания рациональной непостижимости Божества. Но ясно сознать и во всей глубине почувствовать непостижимость Божества может только тот, кто напряжет все силы ума для рационального познания и опытно убедится в невозможности этого познания. Чем глубже и всестороннее будет этот опыт, тем скорее могут последовать мистические плоды его. Поэтому с необходимостью приходится признать, что мистицизм Сергия Радонежского основан на глубоком изучении и твердом знании рациональных методов познания Божества, выработанных предыдущей духовной практикой Византийской церкви.

Этот рациональный опыт передавался последующим подвижникам, готовым изучать накопленное знание. Причастие божественного знания и есть очищение, просвещение и совершение, ибо оно некоторым образом очищает от неведения, сообщая по достоинству познание совершенных тайн. Конечно же этим не ограничивается процесс воспитания святого, но все же рациональное изучение тайн Божьих – один из важных методологических аспектов христианской педагогики. Изучение педагогического метода передачи опыта святости, на примере школы преподобного Сергия, представляет в этом смысле безусловный интерес.

Само собой разумеется, что преп. Сергий, как подвижник и духовный просветитель известной эпохи, не может быть изучаем, так сказать, вне пространства  и времени, оторвано от родной почвы, в стороне от духовной атмосферы, в которой вырос и воспитан его дух, а также от предшествовавшей ему христианской богословской традиции, имеющей систематический характер. Такое изучение не имело бы ни достаточной полноты, ни силы для характеристики духовного облика святого. Чтобы оно оказалось в данном отношении хотя сколько-нибудь удовлетворительным, нужно привлечь к нему всю соприкосновенную область богословия, истории и педагогики, — иначе говоря, нужно не только систематизировать учение преп. Сергия, но и указать на связь его с общим учением православной церкви, в частности с учением древне-византийскийх отцов, и воззрениями современной эпохи, а также проследить историческое развитие этого учения в воззрениях последователей великого святого. Такая постановка вопроса дала бы возможность ясно обозначить место преп. Сергия в культурной истории Руси и пролить свет на внутреннюю структуру его богословской и педагогической системы.

Возможность комментирования заблокирована.